- Медиа материалы

Финам FM – Дистанционное банковское обслуживание и электронные платежи

Комментариев нет

ДМИТРИЕВ: Добрый день, уважаемые слушатели, в эфире «Финам FM» программа «Сухой остаток», зовут меня Олег Дмитриев. И, как всегда, в это волшебное, в это счастливое время, 15.00 по Москве, мы с вами имеем возможность поговорить о том, что происходит на финансовых рынках. На наших с вами любимых, вожделенных финансовых площадках. Поговорим о том, как там ведут себя основные фондовые, сырьевые и валютные индикаторы.

Screen Shot 2013-08-14 at 16.52.27

Ну что ж, тема сегодняшней программы, тем не менее, более локальна. Я объясню чуть позже, почему это так. Назвали мы ее следующим образом: «Дистанционное банковское обслуживание и электронные платежи». Я думаю, что подавляющему большинству наших слушателей будет интересна эта тема и собственно разговор с моими сегодняшними гостями по этому поводу. Ну и, кстати, я представлю гостей. В студии «Сухого остатка» сегодня Максим Осадчий, начальник аналитического управления «Банка БКФ», добрый день Максим Осадчий

ОСАДЧИЙ: Добрый день.

ДМИТРИЕВ: …И в студии Евгений Козлов, директор по маркетингу «uBank».

КОЗЛОВ: Добрый день, здравствуйте.

ДМИТРИЕВ: Добрый день, Женя.

ДМИТРИЕВ: …Поскольку ты в данном случае выступаешь у нас экспертом этого вопроса. Значит, смотрите, мы говорим сегодня о дистанционном банковском обслуживании и электронных платежах. Вот расскажи нам, пожалуйста. Потому что, насколько я владею информацией, при подготовке к этой программе я тут некое количество терминов, знакомых и не очень, списал, и, для того чтобы начать нашу беседу, я их продемонстрирую сейчас на слух. Звучит это так: «Клиент-Банк», «Банк-Клиент», «Интернет-Банк», система ДБО, «Электронный банк»… Дальше по-английски, что для меня практически непонятно, но, по сути, примерно одно и то же. Причем здесь так и написано: «для описания технологии ДБО, то есть дистанционного банковского обслуживания,используются различные, в ряде случае пересекающиеся, по значению термины».

Так вот, что же это значит, Женя, дистанционное банковское обслуживание?

КОЗЛОВ: Ну, традиционно ДБО – что это такое? Это когда клиент имеет к своим счетам, к своим аккаунтам, которые у него есть в банке доступ дистанционно. То есть он может управлять этими счетами, переводить деньги с одного счета на другой, в другие банки с помощью, как правило, компьютера либо с помощью смартфона, что сейчас становится очень популярным и активно прогрессирует. И, собственно говоря, приход смартфонов, развитие этого рынка смартфонов и планшетов привело к тому, что банки оказались в неком легком замешательстве. То есть они как бы не успевают еще пока догнать эту тему со смартфонами. И, конечно же, многие попытки, которые они предпринимали до этого, создание, там, ДБО с помощью браузеров стандартных. Особенно когда Internet Explorer очень сильно лидировал, то, я вот помню, все банки обязательно писали, что, дескать, у вас должен быть Internet Explorer, иначе у вас ничего не будет работать.

Сейчас всем понятно, что мир настолько быстро меняется, что лидирует сейчас уже Google Chrome как браузер, и все больше и больше людей вместо компьютера покупают себе планшет. И, в принципе, не нужен компьютер уже для того чтобы делать какие-то вещи, которые люди привыкли делать.

ДМИТРИЕВ: Но, смотри, извини, пожалуйста – насколько я понимаю, это уже детали.

КОЗЛОВ: Конечно.

ДМИТРИЕВ: Мы сейчас о них, конечно, тоже поговорим. Но если говорить о сути мероприятия. Вот зачем мне дистанционное банковское обслуживание, если я… ну, я, понятно, человек «пожилой», может быть, это меня и оправдывает, но, тем не менее, я привык уже придти к известному зеленому другу, встать в очереди за бабушкой, их, там, 50 человек передо мной, спокойно отстоять эту очередь, квиточек этот заполнить – и все, и пойти домой? И я не парюсь, и все знакомо. А тут мне предлагают какие-то вещи. Мне они зачем? Вот как банк в этом случае привлекает меня как клиента? Он что мне говорит?

КОЗЛОВ: Он говорит: «Слушай, тебе не нужно будет стоять за 50 бабушками в отделении – достань компьютер, открой наш сайт и управляй своим счетом». Делай платежки, переводи деньги, например. То есть оплачивай свои домашние услуги, какие-то сервисы.

ДМИТРИЕВ: Но, смотри, «открой компьютер» – ну, сейчас, конечно, понятно…

КОЗЛОВ: Ну, сложно представить себе людей, которые сейчас не пользуются компьютером.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот, я это и хотел сказать, что а если у меня нет компьютера? А потом подумал – ну что значит «нет»?! В тринадцатом году… Максим, у тебя есть…

КОЗЛОВ: Мне кажется, у всех сейчас есть и не один компьютер. 

ДМИТРИЕВ: Я хотел спросить у Максима, есть ли у него компьютер, а он…

Screen Shot 2013-08-28 at 13.19.55

ОСАДЧИЙ: Штук шесть.

КОЗЛОВ: Да. И все они могут. И последние смартфоны по мощности даже мощнее, чем некоторые современные компьютеры, которые продаются на рынке.

Поэтому вопрос этот стоит достаточно остро, и для банков, я повторюсь, это достаточно сильный шок такой, который нужно как-то потихонечку переживать, нужно адаптироваться к этим условиям.

ДМИТРИЕВ: Подожди, а теперь со стороны банка. Хорошо, со стороны клиента понятно: банк мне предлагает дистанционное банковское обслуживание, потому что мне это удобней, ну, элементарно, проще…

КОЗЛОВ: Не нужно ходить в отделение.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот-вот. А при этом, как ты говоришь, банк не успевает. А ему зачем это? Он таким образом большее количество клиентов сможет привлечь?

КОЗЛОВ: Абсолютно. То есть, смотрите, смена этой парадигмы позволила появляться банкам, у которых нет отделений. Все-таки такие банки уже есть. То есть у них нет отделений, тебе физически невозможно куда-то придти, там, не знаю, пожаловаться и работать со своим счетом. То есть, кроме как дистанционное управления, кроме ДБО, у тебя ничего больше нет.

ДМИТРИЕВ: А вот здесь я прошу прощения… Максим, мы с тобой все-таки постарше, чем Женя, да? Вот смотри, банк предлагает мне открыть у него счет, а при этом у него даже офиса нет! Ну, это смехота!

ОСАДЧИЙ: Нет, ну, головной-то офис у него есть. Просто…

КОЗЛОВ: Но он не контактный обычно.

ОСАДЧИЙ: …В классическом бесфилиальном банке, это, как известно, «Тинькофф», открыть вклад, к сожалению, с помощью ДБО никак…

ДМИТРИЕВ: Невозможно.

ОСАДЧИЙ: Да. Ну, в силу некоторых особенностей российского законодательства.

ДМИТРИЕВ: Извини, пожалуйста… Женя, это действительно так? Невозможно открыть счет?

КОЗЛОВ: Нет, на самом деле, можно заполнить анкету… Я сегодня в одном из банков, например, заполнил анкету на получение. И они так же проверят эти данные и пришлют ко мне курьера, который проверит мои данные.

ДМИТРИЕВ: А-а!

ОСАДЧИЙ: Все равно невозможно дистанционным образом, то есть через компьютер. Все равно вы взаимодействуете с живым человеком, с представителем. То есть в офисе или не в офисе, но… Вот «Тинькофф» посылает человека, там… можно на станциях метро увидеть людей явно, так сказать, «тинькоффского» вида, которые ждут клиента, чтобы ему…

ДМИТРИЕВ: Звучит неоднозначно, смотри: явно «тинькоффского» вида! Что это значит? В принципе, он достаточно импозантный мужчина.

ОСАДЧИЙ: Нет, я имею в виду людей, явно относящихся к его замечательному банку.

ДМИТРИЕВ: «Замечательному», я так понимаю, в кавычках сейчас.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, друзья мои, мы продолжаем наш эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня в студии: Максим Осадчий, начальник аналитического управления «Банка БКФ», и Евгений Козлов, директор по маркетингу «uBank». Мы обсуждаем дистанционное банковское обслуживание и электронные платежи. Очень, мне кажется, здесь много что есть обсудить. Но, тем не менее, вернемся вот к тому моменту, когда мы ушли на новости. В общем, идея была такая: для чего мне это нужно, это понятно, но для чего это нужно банку?.. Женя, давай еще раз.

КОЗЛОВ: Ну, понятное дело, что для банка это одна из возможностей очень быстро и достаточно дешево привлекать клиентов, которые, во-первых, получают счет, во-вторых, можно выдать им кредитную карту. И есть банки на рынке, которые, собственно говоря, этим-то и выживают. Потому что они понимают, как работать в Интернете, как необходимо привлекать лидов, которые заполняют, действительно, анкеты на карты.

ДМИТРИЕВ: То есть, если я правильно понимаю, дистанционно… слово нехорошее у меня в голове сейчас, но буду корректен… дистанционно предложить услугу проще, чем, так сказать, заманить…

ОСАДЧИЙ: Дешевле.

ДМИТРИЕВ: Дешевле и проще.

ОСАДЧИЙ: Например, для того же «Сбербанка» заманивать клиентов как-то не очень актуально, клиенты к нему и сами бегут. Для него основная задача перевода клиентов на удаленные каналы – это в первую очередь, конечно, разгрузить его офисы от очередей. Ну, в данном случае пока у него основная задача – перевести все-таки не на «Сбербанк онлайн», а перевести хотя бы всех бабушек с их коммунальными счетами, перекинуть в том же офисе, но к терминалам, к банкоматам.

КОЗЛОВ: Но это непростая задача и…

ОСАДЧИЙ: Это очень непростая задача.

ДМИТРИЕВ: Извини, пожалуйста, а терминал – это тоже удаленный доступ?

КОЗЛОВ: Ну, теоретически, да, конечно, это тоже удаленный доступ. То есть там тоже можно оплачивать, и если это банковский терминал, то там можно и получить какой-то более высокий доступ…

ДМИТРИЕВ: Максим, говоря, что это непростая задача, что ты имеешь в виду?

ОСАДЧИЙ: Просто сейчас, заходя в «Сбербанк», я наблюдаю сцену, когда основные очереди переместились…

ДМИТРИЕВ: От окошечек к терминалам, да?

ОСАДЧИЙ: …От окошечек к банкоматам. И там уже около этого робота, к сожалению, стоит сотрудник «Сбербанка»…

ДМИТРИЕВ: Который раньше сидел в окошечке, да?

ОСАДЧИЙ: Да, и который теперь пытается…

ДМИТРИЕВ: За бабушку.

ОСАДЧИЙ: Да, за бабушку… Потому что бабушка, она вот, в принципе…

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть это вопрос нерешаемый просто, по большому счету? Ну, для бабушек как минимум, да?

КОЗЛОВ: Смотрите, «Сбербанк» делает как бы две вещи. Во-первых, он сначала ввел небольшие комиссии за какие-то коммунальные платежи, чтобы как бы снизить…

ДМИТРИЕВ: Подожди, «небольшие»: по-моему, 3% там было.

ОСАДЧИЙ: Ну, не 20% же.

КОЗЛОВ: Ну, не самые большие, но все равно ввели какие-то проценты, которые часть особо экономных бабушек все-таки отогнать от отделений. Но сейчас чуть не на законодательном уровне рассматривается вопрос о том, чтобы отменить комиссии за коммунальные платежи в принципе вообще у всех.

ДМИТРИЕВ: То есть где бы я их не оплачивал, каким бы способом не оплачивал – комиссии быть не должно, да?

КОЗЛОВ: Да. То есть государство сейчас активно рассматривает этот момент. Поэтому для «Сбербанка» это хорошо, чтобы показать, там, молодежи или людям, которые занимаются бизнесом, открывают счета, что, мол, смотрите, у нас в отделение можно также придти и все оформить. Именно поэтому вводятся всякие кабинеты с VIP-обслуживанием, отдельные окошечки, там, для бизнесменов, отдельные окошечки для пенсионеров и так далее.

ОСАДЧИЙ: Но все это все равно смешно выглядит. То есть я, например, являюсь клиентом «Сбербанк Премьер». Ну, скажем так, весьма и весьма много нареканий. Я помню, когда мне выпускалась карта, я три раза вынужден был ходить в «Сбербанк», и в конечном итоге все завершилось в общей очереди.

ДМИТРИЕВ: Серьезно?

ОСАДЧИЙ: Абсолютно. То идут какие-то сбои, то…

ДМИТРИЕВ: Кстати, давай, вот мы сразу же заговорили о недостатках. И вполне логично, когда встает вопрос о неком дистанционном обслуживании, банковском ли или каком-либо другом, естественно, на первое место встает проблема рисков, да?

ОСАДЧИЙ: Ну, сначала идут не риски – сначала идут, наверное, все-таки проблемы сервиса, да? Потому что, ну, вот «Сбербанк» он меня, конечно, всегда потрясает. То есть технологический прогресс шагнул семимильными шагами, и появились вот эти роботы – банкоматы, да?

ДМИТРИЕВ: Угу.

ОСАДЧИЙ: Ну, чудо! Вопрос: если мы видим некий банкомат, даже если мы дальтоники, мы цвета не различаем, ну, например вечер – какого цвета будет этот банкомат, если около него большая очередь?

КОЗЛОВ: У «Сбербанка»?

ОСАДЧИЙ: Зеленый! Гарантированно! То есть они ухитряются создавать очереди…

КОЗЛОВ: Иногда и около метро, и в метро я вижу, если есть зеленые банкоматы – как правило, очередь.

ОСАДЧИЙ: Очереди.

КОЗЛОВ: То есть «Сбербанк», мне кажется, преследует такая карма, что вот…

ДМИТРИЕВ: Нет, ну, подождите. Я, если позволите, встану на защиту этого банка. Очередь может по двум причинам возникнуть. Одна из них – несовершенность…

ОСАДЧИЙ: Несовершенство мира.

ДМИТРИЕВ: …Да! – несовершенство мира, несовершенство собственно сервиса. А другая причина – потому что, ну, огромное количество…

ОСАДЧИЙ: Огромное количество клиентов и неадекватное количество техники. То есть, по существу, количество банкоматов на количество клиентов… или, наоборот, количество клиентов на количество банкоматов…

ДМИТРИЕВ: Ну, понятно. То есть оно не соответствует.

ОСАДЧИЙ: …Не соответствует, да.

ДМИТРИЕВ: То есть для такого количества клиентов необходимо гораздо больше банкоматов.

ОСАДЧИЙ: Да-да-да, совершенно верно.

КОЗЛОВ: Именно поэтому сейчас и появляются современные финансовые сервисы, которые решают эту проблему. И тебе даже не нужно думать, какой у тебя банк. Например, у нас в «uBank» можно без проблем подключить карту любого банка и оплачивать любой сервис вне зависимости от того, какой у тебя банк. Поэтому сейчас, мне кажется, и настает время сервисов, которые понимают недостатки банков и предлагают им свое решение.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот, давай об этом. Насколько я правильно понимаю, есть некий уже третий сервис, да?

КОЗЛОВ: Да.

ДМИТРИЕВ: То есть я не обращаюсь в конкретный банк, который предоставляет мне услуги, там, Интернет-банкинга, например, да? А есть некий сторонний сервис, который выступает, если это правильно, корректно сказать, посредником между мной и моим банком.

КОЗЛОВ: Да, он теоретически выступает посредником, но, как правило, еще и дает больше возможностей управления своими деньгами и…

ДМИТРИЕВ: Давай поподробней, Женя.

КОЗЛОВ: Объясню. Смотрите, в России, по данным ЦБ, я специально смотрел статистику, сейчас около 950 банков существует. Если мы говорим про какое-то ДБО, которое как-то хотя бы есть, реализовано, то мы можем сказать, что примерно 50 банков поддерживают какое-то ДБО. Какое-то.

ДМИТРИЕВ: Причем эти 50 банков… ну, принято про рейтинги сразу говорить, да? То есть это как бы вот…

КОЗЛОВ: Да, как правило, это топовые какие-то банки.

ДМИТРИЕВ: Да, первые.

КОЗЛОВ: Но самое интересное в том, что ДБО есть, но, как правило, оно чертовски неудобное и неудобно им пользоваться. Из всех банков, когда мы смотрели, делали аналитику, примерно у 10 оно более-менее действительно удобное. Самое клевое и удобное – примерно у 5. Вот реально у 5 банков оно действительно…

ОСАДЧИЙ: «Альфа»…

ДМИТРИЕВ: Нет, не надо фамилий. Наверное, вполне логично, что у этих 5 банков оно лучшее, потому что они имеют возможность больше денег на это потратить просто.

КОЗЛОВ: Вот именно, да.

ДМИТРИЕВ: Вот и все.

КОЗЛОВ: А если на работе у тебя выдали карточку банка, который не имеет никакого мобильного приложения, а ты хочешь им пользоваться – как тебе быть? Именно поэтому как раз 90% работы с картой – это вот пришел к банкомату и снял наличные. Все. И здесь как раз появляются такие сервисы, которые позволяют подключить банковскую карту и пользоваться всеми преимуществами удаленного банкинга.

ДМИТРИЕВ: Но, смотри, а вы не конфликтуете с самими банками, которым, с другой стороны, создаете некие дополнительные, что ли, сервисы?

КОЗЛОВ: Да нет, не совсем. Потому что мы ведь предлагаем пользователям услугу, и они будут как бы оплачивать покупку в Интернете. То есть вот так это происходит.

ДМИТРИЕВ: А-а.

КОЗЛОВ: То есть если вы бы где-то в Интернете ввели данные своей карты и сказали бы, что хотите оплатить эту покупку, вот примерно похожим образом «uBank» и работает. То есть когда вы это делаете, можно оплатить, там, коммунальные счета за квартиру и что-то такое.

ДМИТРИЕВ: Я понял. Женя, есть звонок у нас, давай послушаем.

КОЗЛОВ: Давайте.

ДМИТРИЕВ: Владимир, день добрый, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, здравствуйте.

ДМИТРИЕВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: По поводу обслуживания через банкоматы.

Я обслуживаюсь у «Сбербанка» и хочу сказать, что у него банкоматы расположены таким образом, что они позволяют предоставить клиенту некоторую защиту. Потому что сегодня, и это не секрет, можно, поставив банкомат где попало, в магазине, допустим, и так далее, повесив рядом камеру, снять PIN-код, например, сделать копию этой карты – и, в результате, снять ваши денежки. Это первое. А «Сбербанк» – это все-таки такая солидная организация, куда вы сможете обратиться – заблокировать и так далее.

ДМИТРИЕВ: Извините, Владимир, а банкоматы «Сбербанка»-то где стоят?

СЛУШАТЕЛЬ: Я пользуюсь, например, банкоматами «Сбербанка», и я могу подойти к любому отделению «Сбербанка», которые расположены то там, то сям. Преимущественно они находятся возле метро, как правило. Поэтому там и очереди. То есть народ такой же, как и я.

ДМИТРИЕВ: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Как и вы, как и мы. Это первый момент. Поэтому вот такая ситуация. Остальные банки – они более, так сказать, неразветвленные, поэтому количество их банкоматов значительно меньше. И, так сказать, за удобное место под солнцем у них идет борьба, между прочим.

ДМИТРИЕВ: Ну, наверняка.

СЛУШАТЕЛЬ: Теперь следующий момент. К сожалению, мне не удалось дозвониться вам по предыдущей вашей теме, касающейся оплаты населением ЖКХ, вот этой животрепещущей темы. Понимаете, я с этим вопросом обращался к нашим лучшим юристам! Никто ни черта, простите, понять не хочет. То ли дураки, то ли что – не пойму. Включая нашего знаменитого юриста Медведева.

Вопрос вот какой. Я наблюдал, как идет общение по оплате на Западе, довелось бывать там, и как у нас. Там клиент, который обязан оплачивать предоставляемые ему услуги, он их оплачивает в соответствии с договором с компанией. У нас таких договоров нет. Поэтому никаких обращений в суд в принципе быть не может, и суд не имеет права никаких решений выносить в адрес, так сказать, неплательщиков. Потому что фактически бумажки нет.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Владимир, я прошу прощения, у нас осталось 30 секунд до следующих новостей – вопрос, пожалуйста, сформулируйте, и мы ответим на него уже после новостей.

СЛУШАТЕЛЬ: А здесь вопрос простой. Граждане у нас имеют право не оплачивать то, по вопросу чего у нас нет никакого договора. А раз нет договора, то можно менять тарифы…

ДМИТРИЕВ: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: …Можно людей загонять в любые ямы и требовать с них незаконно.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть опять проблема законодательства, да? Опять мы об этом должны будем говорить сейчас.

Спасибо, Владимир, за ваш звонок, спасибо огромное… Уважаемые слушатели, сейчас новости, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья мои, продолжаем наш эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Тема сегодняшней программы – «Дистанционное банковское обслуживание и электронные платежи». В гостях у меня Максим Осадчий, начальник аналитического управления «Банка БКФ», и Евгений Козлов, директор по маркетингу «uBank». Для вас, уважаемые слушатели, я еще раз напомню – присоединяйтесь к нашей беседе: телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm, звоните либо заходите на сайт, пишите, задавайте свои вопросы.

Один из вопросов прозвучал уже, собственно, в предыдущей части нашей программы, до новостей. Владимир посетовал о том, что защита банкоматов, кроме банкоматов «Сбербанка», оставляет желать лучшего… Ну, и, Максим, я попрошу прокомментировать.

ОСАДЧИЙ: Это абсолютно не соответствует действительности. «Сбербанк» подвергается столь же мощным атакам, как и другие банки, банкоматы «Сбербанка», скимминг преследует «Сбербанк». Это сотни случаев установки соответствующих накладок. Но есть простой способ с этим бороться. Правда, он немножко стоит, но недорого. Это чипование карт. То есть обычная карта с магнитной полоской стоит где-то 30-40 центов, издержки на ее выпуск. А выпуск карты с чипом – на доллар дороже. То есть и все.

ДМИТРИЕВ: То есть для банка это не принципиальная сумма, да?

ОСАДЧИЙ: В данном случае для банка это абсолютно непринципиально, если сопоставить с теми издержками, которые банк особенно после 1 января четырнадцатого года будет нести в связи со вступлением девятой статьи закона «О национальной платежной системе». Это очень сейчас популярная тема в банковском секторе, это большая будет трагедия, если эта статья вступит в силу.

ДМИТРИЕВ: Трагедия для банков?

ОСАДЧИЙ: Да, это колоссальная трагедия для банков будет.

ДМИТРИЕВ: Да ты что!

ОСАДЧИЙ: Потому что, ну, представьте себе, что означают требования этой статьи. С моего счета списываются деньги, с карточного счета списались деньги, я заявляю, что это списание было незаконным – и банк до всякого разбирательства…

ДМИТРИЕВ: Возвращает?

ОСАДЧИЙ: …В течение суток, да, должен мне вернуть эти…

ДМИТРИЕВ: Да ты что!

ОСАДЧИЙ: Это полный бред! Понятно, что мошенники просто будут…

ДМИТРИЕВ: Роиться!

ОСАДЧИЙ: Начнется просто что-то невероятное. Но я думаю, что до этого не дойдет. То есть думаю, что удастся эту идиотскую статью превратить во что-то более благоразумное. То есть должен быть определенный срок, в течение которого… там, ну, грубо говоря, месяц для одной стороны, а если двусторонний был платеж, то каждой стороне 30 или 40 дней дается, когда они разбираются, и только после этого выносится вердикт.

ДМИТРИЕВ: Я понял.

КОЗЛОВ: Но, смотрите, а вот у меня вопрос такой. Магнитная полоса, мне кажется – такой очень серьезный анахронизм сейчас для всех, собственно говоря. И для банков в том числе, и для клиентов. Но все-таки эту магнитную полосу оставляют, потому что где-то кто-то может не принять чип, поэтому нужна эта полоса, на всякий случай. Поэтому, не знаю, если завтра, там, ее убрать, то я сомневаюсь, что кто-то особо это заметит. Потому что даже в России я не вижу сейчас особых считывателей, где бы просто прокатывали эту карту. Обязательно вставляют такое устройство, где есть чип. Chip-and-PIN решение,. оно, на мой взгляд, достаточно универсальное.

ДМИТРИЕВ: Подожди, я извини уж, о себе скажу. В магазин приходишь, карточку даешь – прокатали, и все. Или, там, на заправке я расплачиваюсь.

ОСАДЧИЙ: Нет, сейчас огромное количество магнитных карт, отнюдь не все банки выпускают…

ДМИТРИЕВ: Да.

ОСАДЧИЙ: Более того, сейчас ведь идет тема, что ЦБ хочет обязать банки перейти на чипы, но…

КОЗЛОВ: Но начинать нужно тогда не с банков, а с точек. Обязать, чтобы у точек было обязательно оборудование для приема чипов.

ОСАДЧИЙ: Но вы же понимаете, что это нельзя все сделать…

ДМИТРИЕВ: Параллельно, да?

ОСАДЧИЙ: …Да, одним указом, что все, вот с начала нового года – вперед.

ДМИТРИЕВ: Нет, но, с другой стороны, Женя, смотри, если все банковские карты будут с чипом, приходишь на точку – она не принимает, она не принимает… Ну, она вынуждена будет приобрести это услугу, да? Торговые точки.

КОЗЛОВ: Похоже, да. Да, есть такое ограничение.

ДМИТРИЕВ: Логика простая.

Ну, давайте вернемся, тем не менее. То есть проблема вот эта – очень острая, проблема безопасности, да? Будь это проблема безопасности, связанная с терминалами… Кстати, Владимир звонил и говорил… опять я вернусь к его вопросу… он говорил о том, что банкоматы не «Сбербанка» они почему невысокой безопасности – потому что они находятся, допустим, в торговых точках, стоят под камерами. А если банкоматы под камерами, значит, там можно что-то считать, записать и так далее. Это с одной стороны. А с другой стороны, если банкомат стоит под камерами, то наверняка, наверное, это гораздо более безопасно, чем если он стоит в темном переулке где-нибудь или в подземном переходе… Женя?

КОЗЛОВ: Ну, безопасность – это, конечно, вопрос, волнующий всех. И все-таки банкомат – это такое устройство, которое позволяет сейчас не только наличные выдавать, но и оплачивать всякие услуги в том числе. То есть банкоматы тоже развиваются и некоторые уже принимают и наличные. И здесь вопрос безопасности стоит очень остро. И, судя по тем материалам, которые я читаю в Сети, данные карт людей даже несложно купить. То есть их можно купить, они продаются по, не знаю, 50 центов.

Совсем недавно у меня был случай, когда у меня украли с карты деньги. Произошло это очень хитро. Я ездил в Испанию в командировку и давал там везде карту. Примерно спустя неделю после возвращения у меня сняли деньги в Америке через банкомат. Сняли деньги ночью. Там было 3 операции с промежутком в 2 секунды в разных местах Америки, и после второй операции служба безопасности моего банка уже заблокировала мою карту. Это было в 2 часа ночи, то есть для Америки это было 5 часов вечера. То есть банки тоже совершенствуют систему безопасности.

ДМИТРИЕВ: Ну, смотри, банк в данном случае понял, что что-то не так, потому что, во-первых, транзакции шли из Америки, и, кроме того, через 2 секунды в разных местах. То есть это все фиксирует банк, да?

КОЗЛОВ: Они, конечно, это фиксируют, и службы безопасности банков очень активно развивают свою IT-безопасность, чтобы все это отсеивать и стараться как бы предотвратить эти моменты.

ДМИТРИЕВ: А теперь давай рассмотрим вот то, о чем говорил Максим.

КОЗЛОВ: Да.

ДМИТРИЕВ: Ну, неприятно, конечно, и я надеюсь, что ты не много все же денег потерял. А теперь вернемся к тому, о чем говорил Максим вот в связи с поправкой…

ОСАДЧИЙ: Ну, да, закон, девятая статья.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно. То есть вот у тебя пропали деньги. Банк карту заблокировал, но, тем не менее, какая-то часть денег пропала. И что дальше?

КОЗЛОВ: Что я сделал?

ДМИТРИЕВ: Да.

КОЗЛОВ: У меня пропало примерно 1200 долларов. Ну, такая – серьезная, на самом деле, сумма. И я написал в свой банк, что вот такая-то проблема. Они в ответ сказали, что нужно написать заявление, я написал это заявление, и нужно обратиться в полицию. Я пошел в полицию и, к своему удивлению…

ДМИТРИЕВ: Здесь, в России?

КОЗЛОВ: Здесь, в России, недалеко от парка Коломенское, я пришел в отделение полиции. Абсолютно рандомно выбранное, то есть не какое-то специальное. Я пошел в 12 часов ночи, ну, как раз время свободное у меня было. Я пришел, там меня встретили очень вежливые полицейские и сказали, что мне нужно написать заявление и все. Потом у меня состоялся небольшой разговор со следователем, который выяснил все детали. Он сказал, что все о’кей, подписал мне бумагу, дал мне квиточек о том, что заявление принято. Я спросил, какой вообще ход у таких дел и много ли их бывает. Он сказал, что сейчас количество таких дел увеличивается. Я спросил: «А что происходит с банком-то в таком случае?» Он говорит: «Банк признается потерпевшей стороной, и они эти деньги списывают». Все. Банк мне вернул деньги после того как я им отправил квиток, через неделю. Всю эту сумму он мне вернул. То есть справедливости ради стоит отметить, что деньги были возвращены, и действительно они поняли, что это был не я. Для подтверждения они потребовали копию моего загранпаспорта, чтобы увидеть, что я не уезжал в Соединенные Штаты Америки.

ДМИТРИЕВ: Ну, понятно. То есть в данном случае банк оказался пострадавшим, да?

КОЗЛОВ: Да, оказался пострадавшим, и я так понимаю, что это у них еще более стимулирует улучшение системы безопасности во избежание подобных случаев.

Безопасность – это всегда некая проблема: либо банк будет удобным, либо он будет слишком безопасным. Есть банки, которые по умолчанию, когда человек получает карту, запрещают ему вообще оплачивать в Интернете что-либо.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Зато безопасно.

КОЗЛОВ: Да. То есть здесь разные есть моменты.

ОСАДЧИЙ: Но, кстати, мошенничество может ведь происходить и таким образом. То есть можно же, скажем так, симулировать кражу денег. То есть карту пересылаешь, сделать это элементарно: переслал в Америку с соответствующим PIN, твой человек там провел транзакцию, ты в момент транзакции с выражением ужаса приходишь в милицию, что, мол, как так, смотрите, вот я здесь…

КОЗЛОВ: Поэтому мой банк попросил меня прислать фотографию карты, подойти к любому банкомату и сделать запрос любой операции, снять любую сумму. Чтобы удостовериться, что она у меня в руках. Все.

ОСАДЧИЙ: Но я думаю, что это тоже не очень большая проблема, с фотографией. В общем, хороший мошенник…

ДМИТРИЕВ: Нет предела совершенству, я согласен. Эта проблема действительно существенна.

Давайте вернемся, тем не менее, непосредственно к технологиям… Женя, вот то, о чем за эфиром ты очень интересно рассказывал. Значит, мы говорим о некой универсальной системе, универсальной платформе, как сейчас принято называть, которая помогает вот эти вот банковские операции совершать, уже не привязываясь к конкретному банку. И главное – мы поговорим сейчас о гаджетах. Потому что развитие этих технологий…

КОЗЛОВ: Ну, понимаете, с платежами всегда связаны две вещи – это рынок и технологии. То есть технологии развиваются сами по себе, но дают какие-то новые возможности. Вот не было, там, не знаю, NFC, и в 2006 году компания «Nokia» представила первый телефон с NFC. Это был самый простой телефон…

ДМИТРИЕВ: Расшифруй только для слушателей.

КОЗЛОВ: NFC – это near field communication, это модуль, который находится в телефоне и позволяет…

ДМИТРИЕВ: Он уже встроен там, да?

КОЗЛОВ: Он уже встроен, да, в телефоне, и он позволяет идентифицировать это устройство. И уже в 2007 году Юрий Лужков торжественно показал, что в московском метро можно уже оплачивать поездку таким способом. Но, разумеется, как мы знаем, до сих пор этого не произошло. Построили специальную систему, чтобы это заработало.

Тем не менее, в этом направлении многие страны и работают-то в том числе. Потому что технология появилась, можно ее использовать. Она работает на расстоянии примерно метра. Необходимо поднести свое устройство, и необходим именно контакт. То есть необходимо прислонить свой телефон к считывающему устройству. То есть все-таки на каком-то расстоянии работа-то определяется, но чтобы произошла оплата, необходимо прикоснуться телефоном к считывающему устройству. И сейчас, мне кажется, устройства NFC становятся решающими в развитии. Все-таки «MasterCard» сейчас активно продвигает свою технологию с беспроводной оплатой «PayPass». Они уже скооперировались с компанией «Google» и запустили так называемую Google Wallet для приема. И все сейчас с ужасом ждут, что же сделает компания «Visa». И не исключено, что «Visa» будет работать с «Apple» и запустит в устройствах смартфонов следующего поколения поддержку в том числе беспроводной оплаты. И вот здесь на стыке этих технологий все эти платежи и будут развиваться.

Но никто не убирает от вас какие-то платежи, которые вам необходимо делать регулярно. То есть с теми же самыми коммунальными платежами никакой телефон с NFC тебе помочь моментально не сможет. Поэтому нужны некие мобильные приложения, которые позволят тебе эти услуги оплачивать.

ДМИТРИЕВ: А мобильные приложения – это как раз та самая платформа, да?

КОЗЛОВ: Да. То есть то, что мы делаем. То есть мы находим максимальное количество сервисов, которые можно оплатить, и даем человеку их оплатить, просто введя данные своей банковской карты в приложении. Эти данные хранятся зашифрованными в сервере, мы даже их не видим и никакого доступа к ним не имеем. Но мы подаем, грубо говоря, банку-партнеру команду на то, что, там, нам необходимо снять 500 рублей и перевести их на мобильный телефон, например. Все, транзакция происходит. С нашей точки зрения это выглядит очень безопасно, это безопасно для пользователя в том числе, и происходит транзакция, все.

ДМИТРИЕВ: Кстати, в продолжение темы вот этой замечательной технологии, о которой ты рассказываешь: но это ведь не ноу-хау уже, это не эксклюзив уже, да?

КОЗЛОВ: Да нет, конечно же, не ноу-хау. Вот я показывал вам до эфира часы, в которых уже встроена система оплаты с NFC.

ДМИТРИЕВ: Да-да-да.

КОЗЛОВ: Я этими часами оплачиваю сейчас покупки в магазинах. Если у них есть поддержка «PayPass», я могу оплатить. Легкое недоверие со стороны кассиров, конечно.

ДМИТРИЕВ: Со стороны кассиров зависть, наверное!

КОЗЛОВ: На заправке даже хотели службу безопасности вызвать.

ДМИТРИЕВ: Да ты что!

КОЗЛОВ: Сказали, что вы, мол, наверное, обманываете нас. Я предложил получить ответ от банка, и банк прислал через какую-то секунду чек, что, действительно, оплата произошла, это факт. То есть это уже сейчас работает, и следующий момент – это с телефоном. В России в том числе такие технологии тестируются, и в ближайшее время они уже появятся.

ДМИТРИЕВ: Подожди, следующий шаг – это телефон?

КОЗЛОВ: Следующий шаг – это оплата телефоном в местах продаж.

ДМИТРИЕВ: По-моему, часами – это круче.

КОЗЛОВ: Часами-то круче, да, но часы нужно надевать/снимать, а телефон всегда с тобой.

ДМИТРИЕВ: Ну да. Без него сейчас никуда, это я признаю.

Спасибо огромное… Максим, у нас сейчас еще одна пауза, мы послушаем новости на «Финам FM», а потом продолжим эфир.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, друзья мои, продолжим эфир, последняя его часть, к сожалению, «Сухой остаток» на «Финам FM». Мы сегодня говорим о технологиях дистанционного банковского обслуживания и электронных платежах. В гостях у меня Максим Осадчий, начальник аналитического управления «Банка БКФ», и Евгений Козлов, директор по маркетингу «uBank».

Собственно, закончили мы разговор перед новостями, восхищаясь технологиями современными. Вот Жен показывал – мы завистливо смотрели с Максимом на суперчасы, которыми он может расплачиваться, да?

КОЗЛОВ: Ну да.

ДМИТРИЕВ: А время-то они показывают? Или ты только расплачиваешься ими?

КОЗЛОВ: Конечно, показывают время, да. Нужно поднести их близко при оплате, на 4 сантиметра максимум.

ДМИТРИЕВ: Да, и Максим, собственно, предложил кульминацию: скоро ничего не будет, никаких дополнительных гаджетов, и человек будет собственным телом… Ну, прозвучало, кстати, не очень корректно.

ОСАДЧИЙ: Ну да, будет натурой расплачиваться!

ДМИТРИЕВ: Да-да. Причем, смотри, это необязательно какой-то вживленный чип должен быть, да?

ОСАДЧИЙ: Абсолютно нет. То есть компьютер может снимать с человека визуальный образ, тактильные какие-то вещи, ну, то есть просто отпечатки пальца, и плюс просто голос. И вот совокупность этих трех составляющих может дать идентификацию человека с очень высокой…

КОЗЛОВ: Еще походка.

ОСАДЧИЙ: Ну, не знаю, стоит ли нагромождать, но, в общем, в конечном итоге…

ДМИТРИЕВ: Нет-нет, нормально, я представил себе: перед кассой – пройдитесь туда-сюда! Да, это он.

ОСАДЧИЙ: То есть главное же – идентифицировать и каким-то образом подтвердить согласие, намерение оплатить. Все.

ДМИТРИЕВ: Да, что тебе это нужно.

ОСАДЧИЙ: И все, больше ничего.

ДМИТРИЕВ: Ну, ладно, это еще, видимо, перспективы какие-то отдаленного будущего. А ближайшее будущее? Вот ты заговорил о планах компании «Visa».

КОЗЛОВ: Да. Пока все ждут, когда они ответят. Потому что публично они пока как бы не огласили…

ДМИТРИЕВ: Женя, еще раз – речь-то о чем идет?

КОЗЛОВ: Речь идет о контактных платежах, когда ты телефоном или каким-то устройством можешь оплатить свою покупку в магазине. То есть сейчас все ожидают, что «Visa», возможно, скооперируется с каким-то производителем телефонов, чтобы эту технологию как можно быстрее вывести на рынок. Потому что «MasterCard» уже вывел и технологию, и устройство, и активно взаимодействует с производителями гаджетов, чтобы эта технология заработала нормально.

ДМИТРИЕВ: Чуть раньше когда ты рассказывал об этом, ты сказал, что все с ужасом ждут, что же придумает «Visa». Ну, с ужасом в хорошем смысле.

КОЗЛОВ: Ну, с ужасом, потому что у «Visa» все-таки объем платежей больше и объем выпущенных карт больше.

ДМИТРИЕВ: То есть, смотри, это будет просто как бы тупая конкуренция или они могут что-то революционно новое предложить, что никому и не снилось?

КОЗЛОВ: Да нет, революционно новое, я думаю, вряд ли что-то будет. Потому что уже понятно, как это примерно будет происходить. То есть сначала все привыкнут платить с помощью смартфонов, а дальше уже, возможно, какие-то новые устройства… «Google Glass», например, когда можно будет одним подмигиванием оплатить. Потому что это же твои очки, ты же не мог их ни у кого украсть, и только к твоему голосу они и прислушиваются.

То есть здесь очень интересно, как произойдет все это дело. Я думаю, что в ближайшие 5-10 лет будет понятно, как вектор оплаты…

ДМИТРИЕВ: Нет, жизнь изменится, я считаю, да? Потому что раньше, когда ты кому-то подмигивал, о тебе думали с одной точки зрения, а сейчас – ничего личного, я расплачиваюсь просто!

Давай помечтаем, Максим: какие перспективы ты видишь?

ОСАДЧИЙ: Смотрите, вот что существует на рынке платежей? Существуют, по сути, две супердержавы – «Visa» и «MasterCard». Все остальное гораздо мельче. И создается такое впечатление, что…

КОЗЛОВ: Но тут не стоит забывать про китайскую систему-то.

ОСАДЧИЙ: Ну, это отдельный вопрос.

КОЗЛОВ: И они активно выходят на мировой рынок.

ДМИТРИЕВ: Ну, их много. Отдельный или нет, но их много.

ОСАДЧИЙ: Да. Тут ситуация какая? Когда есть сети, то добавление одного нового клиента к сети стоит для большой сети, по существу, ничего. Поэтому большие сети становятся все больше. А маленькие сети просто не могут конкурировать с ними, они, в конечном итоге, схлопываются и исчезают. Поэтому я думаю, что в конечном итоге вот эти платежные системы возьмут полностью на себя и программное обеспечение… То есть вот эта вся оболочка платежей, которая сейчас частично находится у банков, частично у каких-то структур типа «uBank»… в конечном итоге все-таки в силу вот этой сетевой экономики выживут только сверхкиты.

КОЗЛОВ: Ну, какие-то укрупнения рынка, разумеется, произойдут.

ОСАДЧИЙ: Да, будут, безусловно, мощные укрупнения рынка. Единственный момент, который будет противостоять этим, так сказать, левиафановским мотивам, – это стремительное развитие технологий. Потому что очень большие структуры не так мобильны. Поэтому, конечно, появление все новых и новых каких-то гаджетов-виджетов, ну, то, что мы говорили о визуальной идентификации, без карты…

КОЗЛОВ: Сличение, да.

ОСАДЧИЙ: …Это сначала какие-то революционеры, но потом все эти отрасли опять будут захватываться супергигантами. То есть в конечном итоге банку уже не нужно держать и «железо», и не нужно держать высококвалифицированных айтишников – все это абсолютно будет ненужно.

КОЗЛОВ: Вот как раз это одна из проблем, почему банки этого не делают: все-таки расходы на разработку своей системы и на ее внедрение очень велики.

ОСАДЧИЙ: Они это делают! Они вынуждены это делать!

КОЗЛОВ: Да, им приходится это делать, конечно.

ОСАДЧИЙ: Потому что есть вопросы безопасности, какие-то требования ФСБ – ну и так далее, то есть куча вопросов. И банки, посмотрите, и «Альфа», и «ТКС», и, там, «Сбер» – у каждого своя собственная разработка для ДБО, программного обеспечения для ДБО. Хотя это, конечно, по существу, абсурдно.

ДМИТРИЕВ: Абсурдно с той точки зрения, что это одно и то же, да?

ОСАДЧИЙ: Это одно и то же! То есть каждый…

ДМИТРИЕВ: Каждый изобретает свой велосипед.

ОСАДЧИЙ: …Да, сидит и что-то там тачает.

КОЗЛОВ: К сожалению, на российском рынке, как я вижу, нет такого стремления у банков сделать какой-то единый стандарт, просто поговорить с другими банками, что, мол, ребята, давайте сделаем что-то одно.

ДМИТРИЕВ: Это на рынке России. А есть европейские и американские примеры?

КОЗЛОВ: Есть в Европе банковские системы, которые как-то пытаются объединить в себе что-то, как-то сделать так, чтобы другие банки к ним приходили и использовали единый интерфейс для нескольких банков, например.

Сейчас в России тоже такое происходит, но в основном среди каких-то очень маленьких банков, они стараются тоже объединиться в этом. Но и даже вот те интерфейсы, которые я видел, – они просто кошмарные! Я не знаю, мне кажется, банки выбирают их от какой-то безысходности. Потому что вроде бы что-то нужно предложить, что-то показать, сказать, что у нас есть, там мобильное приложение, можно через сайт работать с нашими счетами – но все это, конечно же, не такое удобное.

ДМИТРИЕВ: Я понял. Женя, персонально к тебе есть вопрос от нашей слушательницы. Валерия пишет: «Как «uBank» проводит защиту персональных данных физических лиц?» Ну, мы, в принципе, об этом говорили, поэтому, если можно, коротко еще раз озвучь.

КОЗЛОВ: Дело в том, что данные, которые человек вводит у нас в приложении, они у нас уже не хранятся. У нас есть банк-партнер, где эти данные хранятся изначально. Мы этот момент очень сильно прорабатывали. Данные карт, данные пользователей хранятся на сервере, они не хранятся на устройстве.

ДМИТРИЕВ: Это плюс.

КОЗЛОВ: Это плюс, да. То есть пользователь может воспользоваться ими с любого устройства, но только с одного устройства. То есть если я украл телефон, но я не знаю пароля, я скопирую какие-то данные, попытаюсь ими на другом устройстве воспользоваться, то обязательно придет SMS на номер владельца, которое скажет, что вот кто-то запрашивает данные для входа в приложение.

ДМИТРИЕВ: С другого устройства.

КОЗЛОВ: Да. То есть здесь безопасность построена на современном, на наш взгляд, уровне, когда с помощью SMS человеку необходимо подтвердить свое желание воспользоваться приложением на новом устройстве. На старом устройстве такого нет. Вы просто вводите логин и пароль и пользуетесь приложением. То есть здесь безопасность, на наш взгляд, достаточно неплохо отработана.

ОСАДЧИЙ: А персональные данные где накапливаются, грубо физические данные: на сервере в пределах России или за пределами?

КОЗЛОВ: Конечно, в пределах России. То есть мы их никак не передаем третьей стороне и активно их охраняем.

ОСАДЧИЙ: Понятно.

ДМИТРИЕВ: Смотрите, у нас осталось буквально 3 минутки – давайте подытожим. Опять с точки зрения перспектив, наверное, да?.. Два слова буквально, Женя.

КОЗЛОВ: Ну, все-таки у нас тема передачи – банки с ДБО и сторонние сервисы. Мне кажется, сейчас все-таки банки не успевают усмотреть какие-то новые тренды. Именно поэтому появляются какие-то новые проекты, которые предлагают интересные решения для пользователей, которыми завлекают людей уже в эту индустрию. А дальше уже банки либо, скорее всего, будут покупать сервисы, либо строить что-то похожее у себя.

ДМИТРИЕВ: Они, кстати, по какой причине, на твой взгляд, не успевают? Они изначально инертны или это просто немножко не их тема просто?

КОЗЛОВ: Мне кажется, все-таки изначально это не их тема. Но есть банки, которые изначально на этом построили стратегию. Мы говорили про «Тинькофф», например. То есть это банки, у которых это единственный канал получения клиентов. А банки, у которых есть свои отделения, у них все-таки уклон в эти отделения, поддержка этих отделений, чтобы люди приходили и использовали их.

ОСАДЧИЙ: Я думаю, ЦБ было бы рационально мотивировать банки к тому, чтобы они не занимались глупостями и не тачали каждый свое программное обеспечение, не покупали, там, «железо», не нанимали айтишников…

ДМИТРИЕВ: За бешеные деньги.

ОСАДЧИЙ: …Да, для обеспечения работы ДБО, а чтобы они обращались к таким компаниям, как, например, «uBank», специализирующимся на предоставлении соответствующих услуг. То есть ну, грубо – к платформам. Но для этого, конечно, надо что-то, соответственно, подкрутить в законодательстве. Пока этого, к сожалению, нет. Но эта инициатива позволила бы существенно снизить издержки банковского сектора, с одной стороны, а с другой стороны – повысить его эффективность и безопасность.

ДМИТРИЕВ: Кстати, банки в этом тоже напрямую должны быть заинтересованы, да?

ОСАДЧИЙ: В принципе, да, но при условии, что как бы ЦБ их смотивирует.

КОЗЛОВ: Чтобы какая-то сверху мотивация была.

ДМИТРИЕВ: Это важно, да… Друзья, огромное спасибо, я буду заканчивать.

Итак, сегодня в студии «Сухого остатка» Максим Осадчий, начальник аналитического управления «Банка БКФ», и Евгений Козлов, директор по маркетингу «uBank». Мы обсуждали проблемы дистанционного банковского обслуживания и электронных платежей. Уважаемые слушатели, вам спасибо за внимание. Как всегда, мы будем с вами на связи в это же время завтра. Всего хорошего, успехов на рынке, до свидания.

Видеоролик с эфира: Дистанционное банковское обслуживание и электронные платежи

 

Источник: http://finam.fm/archive-view/8631/

, , , , , ,
Предыдущая запись
Артемий Лебедев разработал дизайн мобильного телефона
Следующая запись
РБК Daily – Parallels освободит бизнес от компьютеров

Вам также понравятся эти записи:

Известия – Yota Devices создаст двухэкранный планшет

Компания Yota Devices, разработчик отечественных смартфонов под брендом YotaPhone, работает над созданием планшета. Как и смартфон, планшет задуман с двумя экранами: с одной стороны — обычный, с противоположной — основанный на технологии электронных чернил. Об этом «Известиям» рассказал глава компании Yota Devices Владислав Мартынов. По его словам, сейчас компания сосредоточена на своем основном продукте — YotaPhone. Работа над созданием планшета уже ведется, но окончательное решение о выпуске еще не принято.

Вести: Российский Twitter

“Твиттеряне” с завидной регулярностью видят картинку, означающую, что сайт перегружен.…
Меню